Братиславские картинки

В юности я терпеть не могла вокзалы. Люди с чемоданами, снующие туда-сюда, змеящаяся череда вагонов, вечно гнусавый голос, что-то вещающий под самой крышей – все это нагоняло на меня слезливую тоску. Не хотелось ни уезжать, ни возвращаться, ни встречать, ни провожать. Век бы не видеть эти вокзалы! Теперь все иначе. Теперь – веселое и чуть тревожное возбуждение: вот сейчас будет поезд, потом снова вокзал, гостиница и наконец (о, радость!) выставка…
С такими мыслями я слезла с поезда “Москва-Братислава” ранним утром первого октябрьского дня. Позади было тридцать пять часов монотонного стука колес, впереди грандиозная выставка, а вокруг славная позевывающая компания из пяти эрделей и восьми примкнувших к ним владельцев.
Братислава – город уютный, недорогой и гостеприимный. В этом мнении были единодушны многие, с кем удалось поговорить на родном языке (русскоязычные участники на “Euro Dog Show 2003” присутствовали, как никогда, в изобилии).
Отель, где поселила нас турфирма, назывался “Киев” и находился в пяти минутах неторопливой ходьбы от исторического центра, изобилующего, как водится, старинной архитектурой, музеями, сувенирными лавками и дешевыми ресторанчиками. Здесь все располагало к людскому отдыху, но, увы, было совершенно не приспособлено для отдыха собачьего. Проще говоря, в Братиславе, на первый взгляд кажущейся очень зеленым городом, абсолютно негде гулять собакам. Многочисленные деревья и кустарники растут здесь в больших бетонных кадках, а неогороженные пространства с пожухлой осенней травкой встречаются крайне редко, да и размером они, как правило, с пятачок. Кому-то повезло больше, чем нам. Участники выставки жили в разных местах. И те, кто получил приют в многоэтажной гостинице “Incheba” рядом с одноименным комплексом на берегу Дуная, отведенным под европейский чемпионат, наверное, не испытывали наших трудностей: отель и выставочный комплекс окружены замечательным парком. Но гуляя по старому городу, мы встречали множество четвероногих гостей (а может, и аборигенов), одержимых простым житейским вопросом: “Где бы задрать лапу?”. Кое-кто из наших хитроумных эрделей, наплевав на условности, справлял нужду, запрыгивая в бетонные кадки, а особо щепетильные умудрялись заползать под низкие кустики подстриженного самшита. Справедливости ради скажу, что до начала выставки это было единственным, хоть и существенным, бытовым неудобством.
В нашем распоряжении было три свободных дня. Терьеры выставлялись 4-го. Но не были бы мы настоящими собачниками, если бы не отправились на выставку в день открытия. Хотелось разузнать, что к чему, определить местонахождение нашего будущего ринга, потолкаться среди торгующих и покупающих, да и просто ощутить атмосферу европейского чемпионата. То, что здание выставочного комплекса не удовлетворяет требованиям крупнейшей выставки, стало понятно очень скоро, и, хотя каждое из полученных нами приглашений было снабжено планом “Incheba”, мы немного поблуждали в поисках нужного нам зала “D”, а найдя его, тут же ощутили привычную тесноту. Невольно вспомнился прошлогодний Париж, где каждой породе был отведен отдельный ринг (а потому все экспертизы начинались в одно время), вокруг которого по европейской традиции были расставлены стулья для зрителей, да и расстояние между рингами могло вместить пару автомобилей. “Нет, это не Ле Бурже,” – вздохнули мы и отправились в секретариат проверить данные наших собак. Здесь нас ожидал новый сюрприз. По неизвестной причине в компьютерных данных значилось, что за каждую собаку мы должны доплатить по 20 евро. Однако, знающие люди посоветовали нам этого не делать, и на следующий день, когда мы уже приехали с собаками, компьютер сменил гнев на милость, и строчка о долге в 20 евро исчезла сама собой.
Последним разочарованием первого выставочного дня оказалась невероятная скудность “собачьих” товаров. Почему торговые фирмы обошли своим вниманием Чемпионат Европы, осталось загадкой. У прилавков толклись, в основном, наши соотечественники, хотя ассортимент, на мой взгляд, мало отличался от предлагаемого, например, на “Евразии”. Знакомый нам по Амстердаму и Парижу продавец-итальянец выглядел очень довольным. Он сообщил, что русские скупили у него все клетки и столы. Итальянец оказался настоящим коммерсантом и знал толк в потребительском спросе.
Обмениваясь впечатлениями, мы выбрались на улицу, под безоблачным словацким небом перешли по мосту на противоположный берег Дуная и неспешно отправились в гостиницу (ах, эти недлинные братиславские расстояния – до всего рукой подать!). Настала пора готовить собак к завтрашнему дню. И день тот настал очень скоро...
Их было ровно восемьдесят. Восемьдесят совершенно разных, оттриммингованных умело и не очень, сложенных правильно и с недостатками, изящных и матерых. 80 эрделей рискнули продемонстрировать себя на “Euro Dog Show 2003”, пять из которых носили в именах приставку “Рус Корнелс”. Австрийский эксперт Сильвия Раднеттер должна была определить двух новых чемпионов континента среди эрдельтерьеров.
Наши кобели были представлены в трех классах. Однопометники Красно Солнышко (Тихон) и Кавалер Комильфо (Арчибальд) были записаны соответственно в “промежуток” и открытый, а их папочка Елисей (Руст), как и полагается интерчемпиону, представительствовал в “чемпионском” классе.
Тиша очень хотел понравиться эксперту и, на мой взгляд, в ринге выглядел великолепно. Но и его конкуренты оказались достойными. Эксперт выстроила расстановку так: 1-е место – Est Etiam Anno Domeni (молодой украинский кобель), 2-е место – Quick Flay Nocturn Of Spring (наш соотечественник из питомника “Квик Флай”), 3-е место – Antares (москвич, рожденный в Италии), 4-е место занял наш Тихон (и он, конечно, большой молодец). Вот такая российско-украинско-итальянская компания составила группу призеров промежуточного класса.
В открытом классе первые два места разделили From Bruig Na Boann Kid и Lord Lanchaster From Host Of Angel. Оба из соседней Венгрии. Третим стал представитель Польши Noster Parmir. Наш Арчи, увы, не попал в расстановку, но оценку “отлично” заработал без всяких поблажек. Впрочем, Арчибальда трудности не пугают, и по некоторым агентурным данным он и дальше намеревается участвовать во всех крупных выставках.
Единственным представителем рабочего класса был кобель из Австрии Wild-At Heart Von Der Locher Muhle. Он же стал победителем, а в дальнейшем и обладателем R.CACIB.
Класс чемпионов по каталогу насчитывал 11 кобелей. В ринг вышли десять. (Отсутствовал Zeus De Nagual. Жаль, на Чемпионате Мира прошлого года в Амстердаме он произвел на нас хорошее впечатление.) Из этого десятка четверо были москвичами, среди них наш Елисей-Руст. Места распределились следующим образом. Победителем класса стал Greenfield`s Major Tom, кобель, живущий в Словении. Позже при сравнении он получил CACIB и BOB. На втором месте Terrydale Hk Sign On из Италии. Третьим был назван Рус Корнелс Браво Елисей. Четвертое место занял Diamond Of Malton, представитель известного голландского питомника.
В промежуточном классе сук Краса Ненаглядная – Злата стала второй, пропустив вперед Quick Fly Rio-Ritta. На третьем месте “украинка” Est Etiam Arma Amore. Четвертая Poldi`s Franzi из Германии.
Победительница открытого класса From Bruig Na Boann Kiss Me (Венгрия) при сравнении заработала и R.CACIB. Рабочий класс выиграла российская сука Skerli Charodeika Dlja Konstanta Ross.
Класс сук-чемпионов был самым многочисленным. В ринг вышли 13 собак (по каталогу было заявлено 15), и госпожа Раднеттер судила их в два захода. Екатерина-Лурдес, покорившая столицу Франции, подтвердила свой прошлогодний титул чемпионки, выиграв класс и затем получив CACIB (кто бы сомневался!). Второй стала My Nutzen Est Etiam (Украина), 3-е место – Gin & Tonic Aluzja (Польша), 4-е место Shadow Of Aire Go For It (Словения).
Победа Лурдес существенно повысила градус нашего настроения. В адрес нашего питомника было сказано много приятных слов. У нас спрашивали, как скоро дважды чемпионка Европы произведет на свет потомство, интересовались другими собаками. Подошла и эксперт Сильвия Раднеттер. Улыбаясь, она показала нам свои ладони, сплошь покрытые черно-коричневыми разводами, из чего мы сделали вывод, что к применению косметики и всевозможных красителей для собак госпожа Сильвия относится лояльно, и предложили ей влажные салфетки, которыми она не преминула воспользоваться. Впереди нас ждали конкурсы, но это, как говорится, отдельная песня.
Надо сказать, что в день нашего ринга погода начала портиться. С утра подул холодный ветер, вчерашнее лазурное небо затянули облака, накрапывал дождь. Поэтому, когда неприступные секьюрити объяснили нам, что в зал, где проходят “бэсты” и конкурсы, пускают только зрителей, а участники должны оставаться на улице у противоположного входа до особого приглашения, мы не поверили. Такого мы не встречали нигде! Делать было нечего, и, соорудив из чехла от клетки импровизированную ширму, мы по очереди переодевались для конкурса питомников, а затем здесь же продуваемые всеми ветрами начали готовить собак.
В конкурсе пар было записано 38 участников, в “питомниках” – 34. Первыми шли пары. Проверив присутствие каждой, устроители выстроили их по порядку, чтобы впустить внутрь павильона после окончания выступлений юных хендлеров. За тем, что происходило в зале, предлагалось наблюдать на телевизионном экране, установленном здесь же у входа. Но, во-первых, экран был невелик, во-вторых, камера “скакала” больше по лапам и ногам, и понять, что же происходит там под крышей, было весьма затруднительно. Наконец настала очередь пар. В дверях скрылись Руст и Лурдес, и через несколько секунд по экрану пронеслись восемь рыжих лап-столбиков. Следующим должен был проходить конкурс питомников. Злата и Тихон, стоя на сквозняке, жались к нашим ногам, а мы гадали, откуда выпустят Лурдес с Рустом и успеют ли они воссоединиться с нами до выхода питомников. Наши размышления прервал голос ведущего из телевизора, который сообщил, что пара эрдельтерьеров признана лучшей. “Ура!” – возликовали мы и ринулись внутрь без всякого приглашения и, признаюсь, сделали это правильно, поскольку в тщательно организованной неразберихе могли потеряться окончательно. Через несколько минут четыре эрделя и четыре хендлера были уже вместе у входа на большую арену, с одной стороны которой в несколько рядов восседали эксперты, а с другой помещался уходящий вверх амфитеатром зрительный зал, заполненный до отказа. Да, зрителям несомненно было комфортно, а до участников, замерзающих на улице, устроителям, похоже, дела не было.
На арену нас вызвали первыми. Не сочтите за нескромность, я старалась, как могла, да и Лурдес, которую обычно вывожу в конкурсе, мне почти что родная. Вобщем, мы с ней старались на пару. Да и остальные наши – все молодцы. В результате – четверо рыжебородых и хвостатых уселись на третью ступеньку пьедестала, а четверо двуногих замерли, улыбаясь, за их спинами…
А вечером, когда наши собаки, вымытые, выгуленные и накормленные, без задних лап спали в отеле, мы отмечали уходящий день в китайском ресторане. Утка по-пекински была чудо как хороша. Мы пили за эрделей, за их владельцев, за наши дороги и будущие выставки и еще за то, чтобы рядом всегда были друзья, которым хотелось бы сказать: “А помнишь, как было в Братиславе?”...

Мария Деева

Комментарии 65 535

Добавить комментарий

Оставить комментарий